29 октября 2023 года - День общенационального траура в Республике Казахстан
Понедельник, 22 апреля

Александр Татарский

Ветеран комсомола, партии труда

Целина в сердце и памяти поколений

К 45-летию книги Л. И. Брежнева «Целина»

Целина … Целинник – это поистине народное звание. Сплав энтузиазма,  мужества и гражданского героизма, проявленные в первые годы освоения целины.

Освоение целины – это грандиозный социально-экономический проект двадцатого века, аналогов которому в мировой истории не было. Целина в сердце и памяти поколений – 250 тысяч целинников удостоены высоких государственных наград. 650 из них имеют Золотую Звезду Героя Труда.

Целина создала новый тип многонациональной Республики Казахстан, обеспечивающей действительную независимость и свободное развитие всем народам, так как целину осваивали все народы тогдашней огромной страны. И, как говорил многолетний лидер партийной организации Казахстана, выдающийся сын казахского народа Д. А. Кунаев, что именно целина сделала Казахстан многонациональным, а Ассамблея народа Казахстана – это продолжение того, что заложила целина.

Надо отметить еще и то, что этот грандиозный гражданский подвиг был совершен всего за девять лет после Великой Победы в Великой Отечественной войне, когда страна еще не совсем залечила раны, а подвиг боевой был продолжен подвигом гражданским. И эту преемственность поколений отмечает в своей книге «Целина» тогда уже Генеральный Секретарь ЦК КПСС, а в годы освоения целины  один из первых руководителей Советского Казахстана и руководитель работ по освоению целины – Леонид Ильич  Брежнев.

Книга написана к 25-летию  освоения целины и ее ценность заключается в том, что автор  описывает те события, в которых сам принимал участие, или проводимые  под его руководством. Естественно, не забывая о масштабности проводимых работ и сложностях в первых годах освоения.

Она написана простым и доступным языком, видимо, убеленный сединой и находясь в преклонном возрасте, видный государственный деятель адресовал  свою книгу будущим поколениям целинников.

Этот стиль мы постараемся сохранить, но в сокращенном виде, с сохранением основных на наш взгляд событий.

Целина прочно вошла в мою жизнь. А началось все в морозный московский день 1954 года, в конце января, когда вызвали меня в ЦК КПСС. Сама проблема была знакома, о целине узнал в тот день не впервые, а новостью было то, что массовый подъем целины хотят поручить мне. Начать его в Казахстане надо ближайшей весной, сроки самые сжатые, работа будет трудная – этого не стали скрывать. Но добавили, что нет в данный момент более ответственного задания  партии, чем это.

ЦК партии считает направить туда нас с П. К. Пономаренко. А суть в том, что дела в республике идут неважно. Тамошнее руководство работает по старинке, новые задачи ему, как  видно, будут не по плечу.

Главное, что нам поручалось, – обеспечить подъем целины. И прежде всего, найти правильное решение организации выполнения столь важной задачи. Речь шла не только о подъеме зернового хозяйства одной республики, а о кардинальном решении зерновой проблемы в масштабе всего Советского Союза.

Уже осенью на целине надо было взять хлеб! Непременно нынешней осенью!

Забегая вперед, скажу, что действительно ровно через два года, будучи уже первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, я доложил  ХХ съезду КПСС о том, что великое задание партии по подъему целины выполнено с честью.

Сегодня, по прошествию стольких лет, просматривая документы того времени, думаю, каким образом удавалось столько делать и везде поспевать? Снова вспоминаешь войну: люди там находились на пределе человеческих возможностей, что-то подобное наблюдалось и на целине, все напоминало как настоящее сражение.

А сложность в Казахстане состояла в том, что многие местные руководители смирились с трудностями и действовали по принципу «куда кривая вывезет».

Великая битва в казахстанских степях началась. Она развернулась в огромном географическом районе. Северный Казахстан простирается  с запада на восток на 1 300 и с севера на юг на 900 километров. Общая площадь шести нынешних (ранее их было пять) областей, расположенных на этой территории – Кустанайской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Кокчетавской, Тургайской и Павлодарской – превышает 600 тысяч квадратных километров. Это намного больше территории такого государства,  как Франция. И вот на этом огромном пространстве предстояло распахать 250 тысяч квадратных километров плодородных степей – площадь, превышающая размеры всей Англии.

Целину поднимали не только мы, но и Алтайский край, Красноярский край, Новосибирская и Омская области, Поволжье, Урал, Дальний Восток. Известно, что общая площадь освоенных в стране целинных земель составляет 42 миллиона гектар. Из них в Казахстане вспахано 25 миллионов. И 18 миллионов гектар  было  поднято в  казахстанских степях за 1954 и 1955 годы. Цифры изумляют, но целина – это не только пашня.  Это и жилье, школы, больницы, детсады, клубы и новые дороги, мосты, животноводческие фермы, элеваторы, склады, заводы – словом все, что необходимо для нормальной жизни населения, для развитого сельскохозяйственного производства.

У меня нет возможности рассказать подробно, как это было – день за днем, события за событиями. Хочу напомнить лишь о главных направлениях нашей деятельности, о той стратегии и тактике, которой мы придерживались, чтобы целина с самого начала становилась такой, какой она стала теперь. Землеустройство новых и расширение старых хозяйств; выбор места для усадеб вновь создаваемых совхозов; прием и размещение сотен тысяч людей в пока не обжитой степи; строительство сразу десятков, а затем и сотен совхозов и их поселков; подбор многих тысяч специалистов и создание сплоченных коллективов; сам подъем целины и первый весенний сев… И все приходилось  делать не поочередно, а одновременно.

В моем кабинете в ЦК висела большая карта Казахстана, точно так же, как в былые времена на фронте, я обозначал размещение армейских частей, а теперь зелено-красными флажками были отмечены старые колхозы и совхозы, а красными – усадьбы новых совхозов, которые еще предстояло создать. В 1954 году красных флажков на карте появилось 90, а к началу 1956 года – 337!

С первых дней в ЦК партии республики образовалась оперативная группа по целине – республиканский целинный штаб, который состоял из работников, непосредственно связанных с сельским хозяйством. Кроме меня в нее входили: секретарь ЦК по сельскому хозяйству  – Фазыл Карибжанович Карибжанов, заведующий отделом сельского хозяйства и совхозов – Андрей Константинович Морозов, позже – Василий Андреевич Ливенцов, министр совхозов – Михаил Дмитриевич Власенко и ряд других ответственных работников.

Спешным и невиданным по размаху делом стал отвод земель под распашку. И если уже говорить о том, кто самым первым двинулся в бескрайние степи, то это были ученые, гидротехники, ботаники, землеустроители, агрономы. Их прежде всего и хочется вспомнить добрым словом.

Плодородные земли не лежат сплошняком. Их нужно было найти, оценить, оконтурить, определить, какие из них пригодны под зерновые, под луга и пастбища.

Почти треть территории Казахстана – 100 миллионов гектар – пришлось изучить землеустроителям. В изучении и оценке земель принимали участие специалисты академий, институтов и опытных станций страны. Тысячи почвоведов, ботаников, гидротехников, землеустроителей, агрономов России, Казахстана, Украины, Белоруссии обследовали 178 районов республики, выявили первоначально 22,6 миллиона гектар пахотно-пригодных земель. Ученые помогли  и определить шесть  хорошо выраженных природно-хозяйственных зон, дали четкие рекомендации, где следует сеять зерновые, где  культивировать животноводство, где сочетать то и другое.

В то время у меня состоялось немало приятных знакомств с казахстанскими товарищами.  Не могу не отметить, что казахи в целом и подавляющим большинством и одобрением встретили решение партии о распашке ковыльных степей. Подъем целины  для казахов явился задачей нелегкой, так как долгие годы, столетия казахский народ был связан со скотоводством, а тут многим и многим предстояло сломать весь прежний уклад жизни в степях и стать хлеборобами. Но у местных жителей хватило мудрости и  мужества принять самое активное, героическое участие в подъеме целины. Казахский народ оказался на высоте истории и понимания в потребности всей огромной страны.

Почти четверть века продолжается моя дружба с Динмухамедом Ахмедовичем Кунаевым. Тогда он был президентом Академии наук Казахской ССР, и, естественно, нам пришлось познакомиться в первые же дни моего пребывания в Алма-Ате. Горный инженер по образованию, специалист по цветным металлам, он не был человеком узкой сферы, мыслил по-государственному, широко, смело высказывал оригинальные и глубокие суждения об огромных ресурсах и перспективах развития  Казахстана

Первая целинная весна запомнилась по-разному: и радостной, и торжественной, и до предела напряженной, трудной. Степь оказалась крепким орешком, более крепким, чем представлялось сначала.

Иногда спрашивают: кто был автором идеи поднять целинные земли? А главное, если иметь в виду освоение целины, состоит в том, что партия выдвинула в 1954 году чрезвычайно важную и актуальную народно-хозяйственную задачу. И это главное советские люди хорошо понимали и чувствовали. Положение с хлебом вызывало в те годы серьезную тревогу. В 1953 году было заготовлено немногим более 31-го миллиона тонн зерна, а израсходовано свыше 32-х миллионов и пришлось частично использовать государственные резервы.

Первые 13 миллионов гектаров целины, намеченные к освоению в 1954 году, в случае успеха уже осенью того же года могли добавить в наши закрома 800 – 900 миллионов пудов  товарного зерна. И партия пошла на это.

В старых словарях вы найдете слово «целина», но не найдете  слова «целинник». Целинник – фигура историческая, определившая собой героическое время.

«В диких условиях целины, – писала в те дни одна из буржуазных газет, – человек не может существовать. Вот почему можно успокоиться: целина так и останется не переваренным куском в желудке России». Сколько же раздавалось таких хлестких пророчеств? Но уже через три месяца после прибытия первых эшелонов с добровольцами в степи зазеленели бескрайние поля пшеницы. Посевные площади в республике увеличились вдвое и в этом же году достигли 20 миллионов гектар. И если, как писали наши недруги, мы не были готовы к целине, то кто же поднял и засеял эти земли? Кто дал нам в тот год более 22-х тысяч новых тракторов и более 10-ти тысяч новых комбайнов?  Кто отправил к нам тысячи поездов с домами, лесом, цементом, товарами, продовольствием? – Нет, это было хорошо продуманное, спланированное наступление. И вековой крепостью под названием «целина» мы овладели не длительной осадой, а стремительным броском, героическим штурмом.

Считаю, что люди целины показали себя героями. Они выдержали все трудности быта первой поры и годами терпеливо и стойко обживали эту совсем не ласковую землю. За свою жизнь я не раз убеждался, что подлинные герои в обычной обстановке бывают, как правило, скромными,  не очень заметными. Они просто и безотказно делают свое дело. Таким и был Даниил Нестеренко, тракторист совхоза «Дальний» Целиноградской области. Само название совхоза говорит за себя: он расположен на самом дальнем участке области, куда и вызвался поехать Нестеренко. Снежная зима шла к концу, и бригада трактористов могла быть отрезанной от центральной усадьбы совхоза, остаться без запаса горючего. Немудреная речка Жаныспайка грозилась разлиться бурно и широко. Пока на ней еще стоял лед, надо было срочно переправиться.  Нестеренко помог товарищам провести эту рискованную операцию, а свой трактор повел последним.  Но тающий лед, уже покрытый водой, не выдержал, и Нестеренко с трактором затонул…

Когда друзья вынули из воды погибшего, то обнаружили в его кармане удостоверение Героя Советского Союза. А до этого никто в совхозе не знал, что рядом с ними работал такой человек. Выяснилось, что звание Героя Даниил Потапович Нестеренко получил за форсирование Днепра. И стало вдвойне обидно за его гибель. Казалось бы, что за преграда бывалому воину степная речушка. Но вот бывают в жизни такие нелепые случаи.

Одна подробность особенно тронула меня: в палатке Нестеренко друзья нашли саженцы украинских вишен. Значит, надолго ехал он в Казахстан, если их вез с собой, чтобы посадить в степи. Но уже без него выросли эти вишни.

Зима 1954 года выдалась суровой, на редкость снежной, морозной. Между тем тысячи тракторов, сотни автопоездов должны  были пробиваться к еще не существующим совхозам по бездорожью, сквозь снег и ветер. Помню, как всех нас потрясла гибель студента-заочника Львовского строительного института Василия Рагузова. Одним из первых приехал он в совхоз «Киевский» и стал работать прорабом. Способный организатор, хороший товарищ, человек веселого, общительного характера, он быстро завоевал авторитет, уважение и любовь целинников. В один из ясных дней в составе колонны он вез со  станции сборные дома для первой совхозной улицы. Неожиданно начался сильный буран, длившийся потом несколько суток. Колонна остановилась, и Василий решил идти пешком за помощью. Пошел один,  заблудился и погиб. Это был мужественный, огромной воли человек. Вот письмо, найденное у него в кармане: «Нашедшему эту книжечку! Дорогой товарищ, не сочти за труд, передай здесь написанное в г. Львов, ул. Гончарова, 15, кв. 1, Рагузовой Серафиме Васильевне.

Дорогая Симочка! Не надо слез. Знаю, что будет тебе трудно, но что поделаешь, если со мной такое. Кругом степь – ни конца, ни края. Иду просто наугад. Буря заканчивается, но горизонта не видно, чтобы сориентироваться. Если же меня не будет, воспитай сыновей так, чтобы они были людьми. Эх, жизнь, как хочется жить! Крепко целую. Навеки твой Василий».

Сознавая, что погибает, он сделал приписку – уже коченеющими, замерзающими пальцами: «Сыновьям Владимиру и Александру Рагузовым. Дорогие мои деточки! Я поехал на целину, чтобы наш народ жил богаче и краше. Я хотел, чтобы продолжили мое дело. Самое главное – нужно быть в жизни  Человеком. Целую вас, дорогие мои, крепко. Ваш папа». Письмо это, казалось бы, имело сугубо личный, семейный адрес. Но стало оно обращением ко всем живущим. Когда мне показали листки с расплывшимися буквами – перехватило горло.

Позвонил журналистам, посоветовал, получив согласие жены, напечатать это письмо. Опубликованное в газете, оно вызвало десятки тысяч откликов по всей стране. Новые отряды добровольцев двинулись на целину, чтобы довести до конца дело, которое  начали Василий Рагузов и подобные ему мужественные люди. Сопка, близ которой погиб  Василий, названа теперь его именем.

Нынешняя карта Казахстана свидетельствует: целину действительно осваивала вся страна. Ее география отражена в самих названиях совхозов – «Комсомольский», «Ленинградский», «Московский», «Киевский», «Минский», «Полтавский», «Чеховский», «Херсонский», «Симферопольский», «Молодая гвардия», «Толбухинский»…

Помимо казахов, коренных жителей страны, во всех хозяйствах можно было встретить представителей разных национальностей. Целина стала подлинной школой интернационального воспитания, вместилищем мудрого опыта, трудовых навыков и решимости представителей всех народов нашей страны ПОБЕДИТЬ!

Новые земли всегда обживались новыми людьми. Но здесь была одна особенность. Мы далеко ушли от времени первых пятилеток, когда на Магнитку, Турсиб, ДнепроГЭС или Комсомольск-на-Амуре добровольцы ехали с пилой да лопатой. Целине нужны были в первую очередь трактористы, шоферы, механики, строители, и таких квалифицированных специалистов и присылали из многих республик, краев и областей – они стали основой новых хозяйств.

Люди растили хлеб на земле – земля растила людей. Целина, образно говоря, дала богатейший урожай тружеников, патриотов, мастеров своего дела. Но прибывшие со всех концов страны со своими особенностями, характером, опытом – сами собой они в коллективы не складывались. Обстановка на целине напоминала политработу в дни большой наступательной операции. А суть партийно-политической работы состояла в том, чтобы сплотить огромную массу людей, вооружить их конкретной программой действий и ясным сознанием общей цели.

Все силы уходили в первую весну на то, чтобы раскрутить, пустить в действие огромную машину, и некогда было остановиться и отдохнуть.

А потом пришел долгожданный и все-таки неожиданный большой хлеб ЦЕЛИНЫ. Никогда не забуду первой целинной осени 1954 года. В одном из совхозов Рузаевского района Кокчетавской области при встрече мне подарили сноп целинной пшеницы «акмолинка». Невозможно передать чувства,  которые я испытывал, держа в руках этот сноп. Многое вспомнилось в эту минуту – первые планы и замыслы, бессонные ночи, споры, эшелоны с новоселами, тракторные поезда по бездорожью, первые костры в степи и первые борозды. И вот она перед глазами, сбывшаяся мечта – степь от края и до края желтела пшеницей… Пшеничное море разлилось по степи, ветер гнал тяжелые волны, солнце золотило их, настроение у  всех было приподнятое. Однако же,  сколько сил надо было еще приложить, чтобы взять уродившийся урожай хлеба!

Сейчас на казахстанской целине построена мощная сеть крупных элеваторов и зернохранилищ. А тогда все имеющиеся емкости не превышали трех миллионов тонн, включая примитивные мелкие склады и всевозможные глинобитные конурки, которым целинники в ту осень дали название – «собачники». Вернувшись в Алма-Ату, я вынес вопрос о хлебозаготовках на Бюро ЦК, и было принято соответствующее решение.

В 1954 году впервые в своей истории Казахстан засыпал в закрома Родины почти 250 миллионов пудов зерна – на 150 миллионов больше, чем  в самые благоприятные до этого годы.

1955 год называли «годом отчаяния» на целине. За все лето, начиная с мая, на землю не упало ни капли дождя. Не дождались мы и обычных, идущих как по расписанию, июньских дождей. Надо было готовиться к худшему.

Между тем посевные площади по сравнению с 1954 годом мы увеличили вдвое. Почти 10 миллионов гектар зерновых было посеяно на вновь освоенных землях. Сверх плана заняли 1,5 миллиона гектаров под яровые. И сев провели быстрее, дружнее, лучше, чем в первую весну.  Республика за один год сделала в земледелии огромный шаг вперед, люди уже начали зримо ощущать результаты своей работы и продолжали напряженно трудиться, еще не зная, что их подстерегает беда…

Можно понять хлебороба, когда он видит, как беспощадно уничтожаются, гибнут плоды его годового труда, все его усилия и надежды. И надо обладать сильным духом и крепкими нервами, чтобы выдержать это испытание. Даже сознание того, что в следующем году степи должны вернуть потерянное, не очень помогало: урожай всегда хочется получить сегодня, сейчас. И мы с уверенностью, несмотря на трудности, продолжали работать в 1955 году. А в тот бедственный год нам, верившим  до конца в успех целины, было порой трудно доказать свою правоту. Когда на одном из больших совещаний в присутствии Н.С. Хрущева я заявил, что целина еще себя покажет, он довольно круто оборвал: «Из ваших обещаний пирогов не напечешь».

Мы упорно готовились к новой весне, одно было спасение, одна надежда, одно лекарство – работать. Целинные посевы 1956 года должны были занять 27 миллионов гектар, из них зерновые – 22 миллиона. В 1956 году пробил звездный час целины.

Урожай в казахстанских степях был выращен богатейший, и вместо 600 миллионов республика сдала государству миллиард пудов зерна. И я был по-настоящему счастлив, когда в том году Казахстану вручили первый орден Ленина. За тот самый миллиард, создавший  прочный авторитет целине, который потом не смогли поколебать ни удары стихии, ни волевые решения, усугублявшие действия этих ударов.

К сожалению, мне не удалось увидеть самому тот богатейший урожай, в который было вложено столько сил.  На XX съезде я был избран секретарем ЦК КПСС.

Подъем целины в Казахстане явился не только крупнейшей, но и экономически выгодной акцией. Казахстан продал за минувшие 24 года государству более 250 миллионов тонн зерна – это 15,5 миллиардов пудов! Вместе с тем все затраты с 1954 по 1977 годы на сельское хозяйство, на всю отрасль, а не только на целину составили 21,1 миллиарда рублей. А налога с оборота от продажи хлеба за эти годы получено 27,2  миллиарда рублей. То есть страна получила 61 миллиард рублей чистой прибыли. И при этом надо иметь в виду, что в казахстанских колхозах и совхозах общая стоимость основных и оборотных фондов составляет 15 миллиардов рублей. Итак, все труды и затраты в максимально короткие сроки окупились и даже дали прибыль. Вот с какими хорошими результатами выиграно самое впечатляющее в истории человечества сражение за хлеб!

Богатырской оказалась древняя степь.

 Целина дала мощный толчок развитию производительных сил в Казахстане, росту его экономики, науки и культуры, было организовано 600 новых совхозов, а к 1980 году их количество возросло до 2 077. Появились крупнейшие промышленные центры, выросло 90 новых городов, в том числе известные всей стране Рудный, Экибастуз, Ермак, Кентау, Аркалык, Шевченко. Республика добывает и производит уголь и нефть, чугун и сталь, цветные металлы, минеральные удобрения, новейшие станки, машины  и тракторы. И никого уже не удивляет, что в некогда отсталом Казахстане пущен реактор на быстрых нейтронах. В созвездии братских республик ныне еще ярче засиял  Казахстан.

Надо ли говорить, как я счастлив теперь, видя: образовался в этом краю гигантский аграрно-промышленный комплекс, влияние которого сказалось на развитии всей экономики страны. А целинная эпопея на этой земле еще раз показала всему миру благороднейшие нравственные качества советских людей и особенно советской молодежи – стала символом беззаветного служения Родине».

Книга «Целина», написанная в 1979 году к 25-летию освоения целины, тогда уже Л.И. Брежнев был Генеральным Секретарем ЦК КПСС, четырежды Героем Труда, и рассказывает о героическом подвиге поднятия и освоения необъятных просторов, веками нетронутой целины и о людях этого подвига.

Сегодня уже вскоре мы будем отмечать 80-летие этого героического подвига. Нынешнему поколению молодежи Независимого Казахстана, казалось бы, надо продолжить достойно начатое 80 лет тому назад дело их отцов и матерей. Для них примером мужества должны стать покорители целины, Герои Труда, жившие и живущие рядом с нами. Мы должны свято чтить их героический трудовой подвиг, чаще публиковать материалы об истории покорения целины и об ее покорителях. Это нужно для воспитания у подрастающего поколения чувства патриотизма, интернационализма, уважения к традициям старших, людям труда,  как бы высокопарно это не звучало. К сожалению, в городе  Кокшетау (тогда Кокчетаве) – городе целинной  славы, который тогда был одним из центров освоения целины мало что говорит о тех героических годах, разве что плита возле музея с постановлением о присвоении в 1958 году Кокчетавской области ордена Ленина за высокие показатели в производстве зерна. Вокруг не видно никакой символики, что говорило бы о целинной эпопее, нет ни одной улицы, носящей имя Героя освоения целины. А ведь в г. Кустанае на перроне возле вокзала стоит паровоз, привезший первый эшелон молодых добровольцев, в г. Астане (тогда Целинограде) на въезде в город на постаменте стоит трактор, который прокладывал первые борозды целины. Увековечена и память героев-первоцелинников. Мы, ветераны, соратники тех немногих оставшихся в живых свидетелей освоения целины, ни в коей мере не относим это к нынешним руководителям города и бывшей Кокчетавской области. Но это, естественно, не красит нашу благодатную кокшетаускую землю, и многочисленных покорителей целины.

Л. И. Брежнев в своей книге «Целина» к 25-летию ее  освоения пишет, что тогдашняя карта Казахстана свидетельствовала, что целину действительно осваивала вся страна, а ее география отражена в самих названиях целинных совхозов. Это же можно говорить и о бывшей Кокчетавской области, где на карте появились такие названия «Ленинградский», «Киевский»,  «Куйбышевский», «Кузбасс», «Горьковский», «Казанский», «Ждановский», «Краснознаменский», «Севастопольский», 50 лет ВЛКСМ, «Тихоокеанский», «Урожайный», «Целинный», «Кантемировец»,  «Победа», «Симферопольский», «Молодежный», «Молодая гвардия», «Толбухинский», «Херсонский», «Черниговский» и другие. И эти названия существовали вплоть до конца 80-х годов прошлого столетия. И уже в период образования Независимого Казахстана, за 30 лет его существования эти названия практически исчезли на карте бывшей области всего Казахстана. Большинство переименований было произведено, якобы по причине того, что места имели свое историческое название. Но если они имели историческое название и их надо было сохранить для истории, для потомков – пишите их историю, издавайте книги, пишите научные труды, но зачем это делать за счет героики целинной эпопеи, ведь на ее героических традициях, как уже было сказано в начале книги, было воспитано 650 Героев Труда. Только благодатная кокшетауская земля  воспитала на ее традициях таких замечательных тружеников полей и ферм, слава о которых вышла за пределы области и Казахстана. Это бригадиры тракторно-полеводческих бригад Турлыбек Абельписов, Кенжетай Рамазанов, Антонина Бережная, механизаторы Суюндук Исмагамбетов, Владимир Амбицкий, Лидия Сумская, Роман Бабкин, Василий Ярошенко, доярки Фрида Литау, Куляш Бакубаева, Валентина Байер, скотник Сатан Нурмаганов, чабаны  Кабадат Оразалин, Мантай Алькибаев. А всего за 53 года существования области их было воспитано 84 Героя Труда.

А где же нынешние герои покоренной целины и продолжатели славных традиций героических лет мужественных первоцелинников, о чем с надеждой писал в своей книге Л. И. Брежнев «Целина» 45 лет назад. Последний Герой Труда на кокшетауской земле был воспитан в 1981  году, то есть в советский период, и до горбачевской перестройки. А что же за эти 44 года? За весь период существования Независимого Казахстана в сельском хозяйстве звание Героя Труда получили два руководителя КХ: один – в Северо-Казахстанской области, второй – в Акмолинской  и это на 25-ти миллионной ниве, одной из крупнейшей в мире? Это настораживает, настораживает настолько серьезно, так мы не только не продолжаем героические традиции, но мы утеряли стройную систему подготовки рабочих профессий, которые в той же небольшой, по целинным размерам, бывшей Кокчетавской области готовили 17 профтехучилищ, а в совхозах, крупных предприятиях действовали их филиалы. С учетом того, что казахстанская деревня стареет, а в некоторых населенных пунктах живут одни пожилые люди, развалена социальная инфраструктура, эта проблема еще больше усугубляется – кто же будет сеять и убирать целинный хлеб? Надеяться на современную мощную технику, что приезжий «дядя» это все сделает – это не в традиции целинников и их руководителей.

Сегодня, глядя по каналу «Беларусь-24», приходится восторгаться, как белорусские хлеборобы работают на своей сельскохозяйственной ниве и уборке урожая, используя все лучшее, что годами, десятилетиями было наработано на казахстанской целине, с использование политической работы, моральными и материальными формами поощрения, воспитание своих Героев Труда.

И теперь мы, их учителя, должны заимствовать все лучшее у своих учеников?

Приятно! Но до боли и чертиков обидно!

О целинной эпопее, как бы это не было трудно для сегодняшнего времени, надо больше рассказывать и писать, публиковать о героях тех героических лет, о дружбе народов, о братской сплоченности, о том времени, когда труд приобрел  подлинно интернациональный характер, о том, что героический труд первоцелинников не пропал даром, результат этого труда – небывалый расцвет областей, бывшего целинного края и всего Казахстана.

Писать и рассказывать, пока еще живы немногие свидетели и участники героической эпопеи, а также Героев Труда, воспитанных в годы ее освоения.

Статья печатается при поддержке городского Совета ветеранов войны и труда.